Госдеп США: Мы создали российские санкции надолго

ae4d8ac2

санкции

«Всегда казалось, что западные санкции, наложенные на Россию, на грани срыва, — отмечает в The Wall Street Journal бывший сотрудник Государственного департамента США Эдвард Фишман. — Им противоречили коммерческие интересы, и точки зрения по поводу России были в Европейском союзе — требующем единодушия для принятия решений по внешней политике — какими угодно, но только не однородными. Скептики уверяли, что Запад только мимолетно интересуется Украиной, тогда как геополитическое расположение Украины жизненно важно для России. Подразумевалось, что Москва может взять Вашингтон и Брюссель измором».

«Тем не менее, ничего подобного: санкции держатся и через три года после того, как Запад их ввел, и через два месяца после инаугурации президента Трампа. И мало признаков того, что это может в ближайшее время измениться», — говорится в статье.

«Как один из дипломатов, участвовавших в создании санкций, я не удивлен, что они продержались так долго. Мы разрабатывали их устойчивыми — такими, чтобы они оказывали существенное давление на Россию, не вызывая риска краткосрочного экономического кризиса и не слишком обременяя США или отдельные страны Европы. Хорошая коммуникация предотвратила разрастание мелких разногласий между Вашингтоном и европейскими столицами и их превращение в угрозу трансатлантическому единству», — отмечает Фишман.

Кроме того, причинами долговечности санкций дипломат называет лидерство и солидарность ЕС, отсутствие существенного вреда от санкций для США и Европейского союза и то, что США и ЕС быстро определились с критериями снятия санкций, привязав его к выполнению условий Минского соглашения.

«Ирония текущего момента в том, что ЕС, который так часто называли «мягким» в отношении России, стал бастионом Запада. Даже немецкий министр иностранных дел Зигмар Габриэль, один из самых громогласных европейских критиков санкций, призывает Вашингтон твердо стоять на своем, — говорится в статье. — Единство Брюсселя по этому критически важному вопросу должно показать, что ЕС едва ли слаб. Это огромное благо для американской внешней политики. Необходимость обеспечивать единство блока, состоящего из более чем двух десятков европейских государств, может напрягать, но когда ЕС договаривается о какой-либо политике, он может быть могучей и стойкой силой».

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *